Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

унутрь

(no subject)

     Лето. Июль. Солнце. Слепит. Липко. Лес. Лисички. Лень. Пролегомены. Милей. - Всё же кровопийцы или ворюги? Вторых представляешь себе в виде робкого Альхена, слегка подпортившего репутацию нетрадиционных мыслителей телом или что-нибудь более современное и очаровательное, в солнечных цветах и даже с конопушками, улыбчивое и интеллигентное, кровопийцев же ленивое воображение рисует грубо и неряшливо, как звероподобного палача, насельника мрачных застенков или жестокого тирана, неуклонно попирающего свободу тех, кто не знает, что это такое.
     А почему бы - не одно существо, существенное в себе не определившее? В жестокие времена из раздувшихся кровопийц лезет ворюжье, а в эпохи воровства  нахапавшиеся нектара легко переходят на кровь, т.е. легитимизация одной из ипостасей инициирует другую в вечных поисках полноценной личности. Можно представить фантастические времена, когда существа вымрут от невостребованности, но можно представить и наоборот.
унутрь

Нижний лес (ч.45 продолжение)

Вот огромный боровик с дрожащей головой, совсем уж дряхлый, скрипучим голосом начинает:

- Давным-давно жили грибы в огромном Священном Лесу, а посадил тот лес Великий Белый, и протекал вокруг леса Священный Ручей. Было в ту пору у грибов по две ноги, и бегали они свободно по всему лесу, и от любого Убийцы могли убежать, только Убийц тогда и не было...

- И червяков, - въедливо добавила крайне немолодая дама в помятой грязно-рыжей шляпке.

- И червяков...не перебивайте, пожалуйста, сударыня, ... и строго запрещено было Великим Белым перебираться через Священный Ручей, а кто ослушается запрета, будет обречён вечно жить в Доме, питаться им, умереть в Доме и питать его. А что такое "Дом", и что такое "умереть", грибы тогда не знали...

- А что же им Великий Белый не рассказал? - снова встряла рыжая.

- Ну, наверное, он и сам не знал...да помолчите же, наконец,... так вот, а ложные белые, которые сейчас называются сатанинскими грибами, всё время подговаривали глупых опят залезть на самое высокое дерево и посмотреть, что там, за Ручьём. Только опята, пока слезали, всё успевали забыть и только врали и хвалились друг перед другом. Тогда пошли ложные белые к болотному подберёзовику, тот жил вдалеке от всех, в трясине, и любил ходить по мху, и ноги у него были длинные-предлинные. Стали они уговаривать его, чтобы он заглянул на ту сторону Ручья. Испугался сперва подберёзовик: "Великий Белый запретил переходить Священный Ручей", - говорит. Но те не отстают: "Мы же сами - белые, мы будем рядом с тобой, а ты только переступишь одной ногой на ту сторону, посмотришь - что там, и сразу назад, а мы за это поставим тебя царём подберёзовиков!" Уговорили всё-таки. Пошли они вместе к Священному Ручью, подберёзовик перешагнул одной длиннющей своей ногой на другой берег, а назад то и не может! Поднял он крик на весь лес, сбежались отовсюду грибы, схватили его за ногу, стали назад тащить. "Что ты там видишь?" - наперебой спрашивают его сатанинские грибы. "Ничего не вижу!" - кричит в ответ подберёзовик, - "только схватил меня страшный Дом за ногу и не отпускает! Тащите, братцы!" Тащат грибы со всей мочи, да разве Дом одолеешь? Так и разорвали подберёзовика пополам - одна нога осталась в Священном Лесу, другая - здесь, и с тех пор все мы, грибы, одноногие, и не можем ходить по всему лесу, а живём в Доме, питаемся им, умираем в Доме и питаем его. И ещё послал нам Великий Белый в наказание червей и великанов-убийц с ножиком в одной руке и Последним Прибежищем в другой - важно закончил старик.

- А чего же вы, белые, здесь начало держите, раз первым-то был подберёзовик? - ехидно спросила дама

- Мы от Великого Белого пошли, нам и главными быть! - со злостью ответил боровик.

- Ваш Великий Белый - самый настоящий сатанинский и есть!

- Ведьма крашенная!

- Старый дурак!

Наступило молчание, только тяжёлый дождь барабанил по всей земле.

- А мне бабушка рассказывала, - дрожа от холода, сказала маленькая болезненная волнушка, - что те, кого великаны-убийцы забирают к себе в Последнее Убежище, снова попадают в Священный Лес.

Совсем сморщился старый боровик. Он не хотел в Священный Лес, он родился в Доме, питался им , и хотел умереть в Доме и питать его.