sol_ko (sol_ko) wrote,
sol_ko
sol_ko

Category:

Свадьба (ч. 337)

Будить Кащея как-то никому не хотелось, поэтому уговорили Пришельца, как Носителя Меча, причём сам Меч из осторожности отказался. Пришелец, испытывающий симпатию ко всем, кому знакомо слово «корабль», просидел до ночи в Кащеевом замке с Соловьём за ромом и байками о путешествиях и приключениях, после чего они показали друг другу несколько приёмов абордажного боя при помощи маленьких кривых сабель, порубили немного мебели и взялись было штурмовать неприступную крепость, но тут Кащей проснулся сам.

Пиршество решили устроить на поляне, под Игорем, недалеко от входа в Дремучий лес, чтобы те, кто по причине своей внешности не мог показаться гостям, праздновали по-соседству, так сказать, параллельно. Таковых оказалось немало: Леший, Водяной, Змей, Кикимора, Анчутка, Аука и Одноглазое Лихо. Из-за симпатии к Иванушке даже Бабка решила выти в люди, подвергнув себя радикальному макияжу, Соловей проспался и нацепил свежую повязку на глаз, Пришельца одели в гражданское, а Матоха с Блазником, как все посчитали, могут сойти за излишне экзальтированных родственников молодого или, если кому захочется, за слабоумных.

Кащей приволок скатерть-самобранку – длинную этакую дерюгу, похожую на половик с потёртым узором. Жёлтые, красные, охряные листья медалями отмечали заморские яства и напитки - бабье лето рассыпалось в Верхнем лесу. В Дремучем угощение было скромным: моя капуста, грибы, орехи да самогон из запасов Лешего. Я, как штатный курьер, к тому же имея врождённую склонность к перемещению в пространстве, курсировал между теми и этими, везде успевая к тостам, дико мешал напитки, отчего и наклюкался раньше всех.

Гостей из деревни было немного – одинаковые, как мне показалось, старики и старухи, только вот напротив Соловья оказалась красивая женщина в чёрном, а с нею мальчик с очень взрослыми глазами, а напротив Бабки – средних лет мужик с глазами младенца, он с таким любопытством рассматривал окружающий мир, как будто тот ему ни капельки не надоел. Иванушка и Таня во главе стола были торжественно смущены. На противоположной стороне от них сидели пригорюнившаяся баба Параня и Крайний, всё время улыбавшийся, но иногда всплескивавший руками как бы в извинении за эту улыбку. После какого-то количества тостов между Лесным народом и деревенскими даже завязался разговор, сути которого я не понял, потому что к тому времени уже начал косячить.

Уволок с самобранки в Дремучий тарелку с какими-то кандибоберами, их тут же слопал Змей. В обратный рейс я в ту же тарелку наложил капусты и по-глупости поставил недалеко от Кащея. Закусив капустою, тот вперил в меня страшный взгляд и попросил рецептик. Пока я думал, как отмазать этих бандитов – Матоху с Блазником – бандиты вскочили на ноги и закричали «Горько!» Все начали считать до ста, я хлопнул стакан чего-то коричневого и утащил от греха капусту обратно.

В Дремучем выпил с Водяным на брудершафт, после чего продолжение событий восстанавливаю по рассказам Кикиморы и Пришельца. Подсев к Ауке, я объявил ему, что больше всего уважаю маленьких бессловесных существ и готов нижайше просить лишь ответного уважения – только и всего. Доведя беднягу до полного расстройства, я перебрался в Верхний лес и стал приставать к Пришельцу с просьбой об опубликовании отрывков из его книги про людей. - «Ты же уже цитировал её», - отмазывался он. – «Это я про себя цитировал, а хочу – про всех!», - я широко обвёл рукою пространство, безнадёжно уплывающее вбок. – «Эта книга про людей, а не для. Людям она ни к чему», - упрямился Пришелец. – «Ты жмот, инопланетянин!», - сказал я, - «и оттого твоя слава, как беллетриста, умрёт вместе со мной!». – Услышав в моём голосе трагические нотки, Пришелец разрешил публиковать мне что угодно и где угодно под мою ответственность, а я, довольный своей победой над внеземным разумом, выпил чего-то жёлтого и отправился в Дремучий.

Там я вознамерился вступить в диспут со Змеем на тему: люди – они тоже люди и для начала попросил дать мне прикурить. Змей дал, немного подпалив мне бороду, тем самым показывая, что диспутировать не настроен. Потом мы выпили о чём-то с Лешим и я отправился в обратный путь, во всеуслышанье заявив, что собираюсь разобраться с Кащеем, но по дороге почему-то заблудился в овраге.

Солнце уже цеплялось за верхушки деревьев, когда я вышел на поляну, чуть подпалённый и в паутине. На Игоре вкраплениями блестело золото. В руках у Крайнего был баян, деревенские с Соловьём пели какую-то грустную песню. Всё в душе моей перевернулось, забыв про Кащея, я стал подпевать, но беспощадно лажал и Соловей, твёрдо взяв меня под руку, проводил обратно до Дремучего. Переполненный музыкой и возвышенными чувствами, я подошёл к дереву, у которого одиноко стояло Одноглазое Лихо и сказал: «Сударыня, позвольте пригласить Вас на тур вальса!» Оно позволило.

- «Это было завораживающее зрелище!», - вспоминает Кикимора. – «Вальса не вышло, вы блуждали, обнявшись, в полной тишине, под свинцовым небом, между чёрными стволами деревьев. Ты положил партнёрше голову на плечо, она крепко держала тебя, чтобы не упал, подняв голову вверх и, мне кажется, в единственном глазе её блестела мутная слезинка. А ты, оказывается, коварный соблазнитель!»

…Моя голова лежала на коленях у Кикиморы, с мокрой тряпкой на лбу. Кикимора была в образе Маши, колени оказались тёплыми и мягкими, в руке Маша держала кружку с капустным рассолом. – «Знаешь, Лихо не привыкло к воздействию такого рода чувств. Наверное, ты должен поступить теперь как честный человек!» - «Ох…», - только и мог ответить я, - «а что было потом?»

…Потом кто-то хлопнул меня сзади по плечу. Я проводил партнёршу до её дерева, поклонился и только после этого обернулся. Передо мной, покачиваясь, стоял Блазник. – «Ну ты, смертный!», - грубо сказал он, - «отдавай палочку, пошутили – хватит!» - Я размахнулся и ударил Блазника в глаз. После чего тоже упал, сам.

«Змей взял вас обоих за шкирки и отнёс к реке. Там он прополоскал возмущавшегося Блазника, а тебя не стал, потому что ты достался Доброй Голове, к тому же уже спал. Мы с Лешим смеялись так, что даже, кажется, помирились, а Водяной чуть не утонул. У Блазника синяк, Кащей пошёл инспектировать свой чулан. Чего же боле? Может, рассольчику?»

«Спасибо, Маша. Можно, я ещё… так полежу? И, это… баян не порвали?»

Из книги Пришельца: «Люди охотно верят в чудеса, но чуду не верят».
Tags: ДРЕМУЧЕЕ, Деревня Дураков.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • В этот день 3 года назад

    Этот пост был опубликован 3 года назад!

  • (no subject)

    Познакомился с ежом - он напомнил мне того, давнишнего Фёдора - но близко сойтись не удалось. Видимо, ежи за десять лет стали более колючими. Или я.…

  • В этот день 4 года назад

    Этот пост был опубликован 4 года назад!

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments

Recent Posts from This Journal

  • В этот день 3 года назад

    Этот пост был опубликован 3 года назад!

  • (no subject)

    Познакомился с ежом - он напомнил мне того, давнишнего Фёдора - но близко сойтись не удалось. Видимо, ежи за десять лет стали более колючими. Или я.…

  • В этот день 4 года назад

    Этот пост был опубликован 4 года назад!